Саша Расков

Рассказы

Триллер

Мы неслись под сотню, а может, и больше. За окном мелькал страшный дремучий лес, состоявший в основном из обгоревших стволов и скрюченных веток. После массовых пожаров в начале десятых, когда выгорела половина Тольятти, эти места превратились в пустошь. Дорога не ремонтировалась, разметка не наносилась, почти все знаки растащили на металлолом, а дачи, что чудом остались целы, почему-то забросили. Со стороны выглядело жутко, особенно ночью. Не будь острой нужды — я бы туда ни ногой. Что я — дурак?

Навигатор показывает: осталось семь километров, — сообщил Антон с переднего сиденья. — Кстати, ты им звонил?

Звонил, они ждут, — не отвлекаясь от руля, отчеканил Кирилл. — Как думаешь: две бутылки хватит? Или ещё взять?

Коньяка-то? Конечно. А сколько нас? Пять? Или шесть?

Если блондиночка, подружка Кристины, заднюю не даст, считай шесть.

Ладно, Санёк сгоняет, — типа шутканул Антон. — Да, Санёк?

Обязательно, — прошипел я.

Не буду скрывать: я злился. Во-первых, меня обманули, когда звали на вечеринку. Обещали море выпивки и страстных девиц. А тут вдруг выяснилось, что море перепутали с ручейком, а девиц и вовсе не хватит. Во-вторых, вместо нормального маршрута мы за каким-то хреном поехали через пустошь. Там мало того, что трясёшься, так ещё и темно! А в-третьих… в-третьих, что-то блестело на обочине. Вернее, кто-то.

А это что… — загадочно произнёс Антон.

Чёрт! Тормози! — заорал я. — Кир, тормози!

От неожиданности Кирилл растерялся, всем весом нажал на педаль. Развернувшись на сто восемьдесят градусов, машина остановилась.

Вашу мать, вы в своём уме?! Чё случилось-то?! — прорвало Кирилла.

Ты видел? — глянув в боковое зеркало, волнительно спросил Антон. — Видел?!

Девушка, — подтвердил я.

Чё?! Вы наркоманы, что ли? Поехали! — завёл тачку Кирилл. — Насмотрятся всякого, потом мерещится!

Нет! — остановил его Антон. — Надо проверить!

Её изнасиловали? — предположил я.

Вот и узнаем.

Мы выползли на улицу. Антон тут же ускорился к месту, где была замечена девушка. К слову, она выглядела ужасно. В белой сорочке, грязная, растрёпанная, измазанная в крови и самое ужасное — с ледяным взглядом. Готов поспорить: девушка смотрела в нашу сторону. Но не на кого-то конкретно, а как бы в пустоту. Так бывает, когда болтаешь с косоглазым: повёрнут к тебе, а глаза в космосе. Брр… Аж до мурашек!

Пройдя метров сто, мы никого не встретили. Она исчезла.

Укурки. Конченые укурки! — издевался Кирилл.

Слушай, наверное, показалось. — Я подошёл к Антону. — Ладно, хрен с ней, идём.

Мы уже смирились и хотели свалить, но тут зашевелилась ёлка. Как-то странно.

Слышали? — оглянулся Антон. — Там кто-то есть. Скорее всего, она!

Куда?! Куда пошёл?! Вернись! — рявкнул Кирилл, когда Антон рванул в лес. — Сань, беги за ним, я догоню.

И я побежал. Обогнув ёлку, устремился в самую глубь. Удивительно, как быстро двигался Антон. Никогда бы не подумал, что он так может. Каких-то десять секунд — и всё, потерял из виду. Пришлось ориентироваться по звукам. Тут шелестит листва — ага, значит, налево. Тут хрустнул куст — дьявол, значит, направо. Короче, пыхтел минут пять, пока не выскочил на крошечную поляну, где подозрительно озирался Антон. Будто чего-то ждал.

Братишка… ты чего… — с непривычки задыхался я.

Тсс! — перебил Антон. — Кажется, она за деревом. Слышишь?

Никого там нет… Хватит!

И тут я услышал. Какие-то звуки, похожие то ли на рык, то ли на плач. Антон был прав: за деревом кто-то стоял. Но кто?

Ррррра-а-а-а-а-а! — вылезло непонятное тело. Хотя, конечно, понятное. Это был мертвец. Натуральный мертвец, ей-богу!

Сцена произошла молниеносно: мертвец накинулся на Антона.

А-а-а, блядь! — завопил Антон. — Сань, помоги! Помоги! Сань!

Я словно оцепенел. Представляете? Не осознавал, что происходит. Десять минут назад мы ехали на вечеринку, а теперь отбивались от зомбаря. Ребятки, так не бывает. Не бывает!

Сань, не стой! Помоги! Помоги!

Всё что я смог, — вмазать по рёбрам этому уроду. Прямо с разбега.

Мертвец свалился набок. У него отвалилась кисть. Отвалилась чёртова кисть!

Вставай, давай вставай! — Я за грудки приподнял друга. Его лицо было измазано в чёрной жиже. Видимо, накапало с мертвеца.

Чё за хрень?! Мужик! Чё за хрень! — истерил Антон.

Откуда?! Откуда мне знать?! А?!

По периметру нарисовались другие вурдалаки. Штук шесть, не меньше.

Уходим!

В убийственной темноте, инстинктивно проскальзывая между деревьев, мы выбежали на дорогу. Машина находилась там, где оставляли. Но без водителя.

Не понял… А где он? — вылупился я.

Наверное, за нами. За нами. — Антона трясло.

Кир, чёрт бы тебя в задницу!

Что будем делать, а?! Что будем делать?!

Да не ори ты! Надо валить, но без колёс не уйти.

А как же Кирилл? Мы что, без него?

Не знаю, не знаю, как Кирилл! Ясно?! Не знаю!

Сложный выбор: на одной чаше — жизнь друга, на другой — собственная. Невозможно принять решение. Меня к такому не готовили. Не готовили!

А-а-а! Пацаны! Спасите! — раздалось где-то на востоке.

Пойдём за ним, — прошептал Антон. — Подыхать — так вместе.

Что верно, то верно. Мы побежали. Сначала вдоль дороги, затем нырнули в чащу. Моё сердце стучало так, будто готовилось выпрыгнуть. Неприятные ощущения. Даже очень.

Мы вышли к какому-то старому дому, заросшему бурьяном. Заходить внутрь, скажу прямо, желания не было. Тем более на фоне криков.

Нет! Не-е-е-т!

Пошли, — схватив гнилую доску, собрался я.

Стоило нам войти — крики сразу же прекратились.

Антон, фонарик! Включи фонарик!

Откуда? — он обыскал самого себя. — У меня нету!

Эй, не тупи! На телефоне!

Антон вытащил мобильник, неуверенным движением включил фонарь. Мы осветили помещение. В принципе, ничего такого. Куча мусора, вёдер, шлангов, каких-то ржавых инструментов и… Кирилл. Он свернулся калачиком. В углу.

Кир, ты в порядке? — с дрожью поинтересовался я. — Ты живой?

Кирилл не шевелился.

Проверишь? — я повернулся к Антону.

Сам проверяй, — отвернулся он.

Набравшись храбрости, я осторожно подошёл, ткнул палкой в плечо.

Эй, ты жи…

Резко, как в настоящих ужасах, Кирилл поднял голову. Его лицо смахивало на сгнивший помидор, который многократно падал с шестнадцатиэтажки, — кровавое месиво с оторванными кусками. Просто жесть!

Ррррра-а-а-а-а-а! — огрызнулся Кирилл. — Ррррра-а-а-а-а-а!

Клянусь, я чуть не обделался! Мы попятились к двери, дёрнули ручку — она заперта. Смирившись с ролью жертв, прижались к стене. Вот так заканчивалась жизнь. Ночью, в лесу, от рук близкого друга. Круто, не правда ли?

Нет, не подходи! Не подходи! — Я размахивал палкой.

Саня, мы умрём! Умрём! — упал на колени Антон.

Три, два, один… НЕТ! Загорелся свет. Кирилл рухнул на спину. До того было смешно. Я взглянул на Антона — тот не отставал. По щелчку распахнулась дверь. Радостно восклицая, вошли мертвецы. При свете они не казались страшными. Ни грамма.

Ты бы видел свою рожу!

Какого… хера?! — опешил я. — Это что — розыгрыш?

Не совсем, — успокоившись, объяснил Кирилл. — Это хоррор-квест. Называется «Триллер». Как тебе?

Как мне, думаю, понятно. А как вам?

Предлагаю варианты: «Страшно», «Не страшно», «Да пошёл ты!».