Саша Расков

Рассказы

С бананом в глотке

Мрачный подъезд типовой девятиэтажки встретил резким запахом мочи, мигающей светодиодной лампой и окончательно сломанным лифтом. Не будь я из местных, я бы подумал, что попал на съёмки экспериментального хоррора, где порядочные жильцы превращались в кровожадных зомби, но не от вируса или укуса, а от банальной нищеты и мучительной безнадёги. Брезгливо зажимая нос, я торопливо поднялся на четвёртый этаж, с трудом отыскал дверь среди рисунков школоты, надавил на звонок.

Твою мать, кого там несёт? — услышал я глухое причитание. — Кто?!

Это Саня Расков, открывай!

Мощная, почти бронированная дверь распахнулась. На пороге стоял Мишаня. Безумно артистичный, зачастую весёлый, в меру безответственный, иногда добрый, всегда ленивый, но не теряющий надежду на лучшую жизнь. Мне нравилось, с какой энергией он придумывал различные афёры, за которые можно было как минимум сесть. А Мишаня всё равно что-то мутил, тысячи раз обжигался, начинал сначала… Как по мне, такие люди стоили дорого. Общение с ними было бесценно.

Саньшайн! — обрадовался он. — Белый, почему так долго?

Вот почему. — Я показал на пакет с двухлитровыми баклажками.

О-о, красавчик! Проходи!

Пока я снимал пальто, а мой зад осваивал туалет в кислотно-зелёных оттенках, Мишаня сообразил поляну на журнальном столике. К счастью, столик так удачно расположился напротив широкоформатной плазмы, что вопрос о времяпрепровождении отпал сам собой. Нас ожидал привычный вечер: «Ютубчик», пивчик, болтовня ни о чём.

Ты Ваню Грина знаешь? — взяв в руки бутылку, спросил он.

Который фотограф? — Я пододвинул бокалы. — Слышал.

А ты слышал, как он поднялся?

Нет. И как?

Грин закорешился с каким-то легавым из наркоконтроля. Тот ему открыл поставку специального чая, которого не видно в крови. Теперь Ваня думает, как ему правильно организовать сбыт, чтобы барыги не крапалили. Мы с ним курили во вторник, он предложил мне работать.

Конечно, любая работа хороша. Если она не связана с наркотой.

По-моему, дичь.

Белый, ты даже не представляешь, сколько можно поднять! По сравнению с этой делюгой всё, чем я занимался, — дерьмо!

Согласен, но, как известно, век драгдилера краток: рано или поздно закроют.

Да чё ты ссышь! Говорю же: в крови не палится! А если нет наркотических веществ — значит, не наркотик…

В беседу вмешался звук колокольчика — мне пришло сообщение:

«Привет! Посмотри нашу новую работу. Ссылка тут».

Араз выложил видос, — я перевёл тему. — Судя по скрину, это успех.

Чё за Араз? Твой друган?

Да, начинающий клипмейкер. Он и ещё один тип… Денис вроде… замутили проект. У них нормально выходит — надо заценить.

Ладно, давай найдём, — взял пульт Мишаня.

Мы отыскали нужный Ютуб-канал, запустили ролик.

На чёрном фоне белыми буквами появилось слово «Эйфория», заиграл трек рэпера Тайги. Буквально через пару секунд мы лицезрели полуголую мадам, нежно облизывающую чупа-чупс. Переминаясь с ноги на ногу, она без стеснений демонстрировала сексуальную фигуру, возбуждая изголодавшегося зрителя. В целом, выглядело эффектно.

Мда… выросла девочка, — прокомментировал я.

Белый, смотри, чё с бананом творит! — воскликнул Мишаня. — Вот это девка!

И вправду, полуголая дива перешла на банан. Она управлялась с ним так легко и непринуждённо, как будто это было чем-то привычным. Желанное и в то же время опустошающее лицо мэйнстрима заманивало нас в пещеру похоти и разврата. Что скажешь: Араз с партнёром были на высоте.

Молодцы, отличный ролик, — подытожил я. — Лиза отожгла, не ожидал.

Лиза? Ты с ней знаком?

Ну да, она училась в моей школе.

А в друзьях есть? Покажи!

Мужик, ей шестнадцать.

Сколько?! — Он встал от возмущения. — Шестнадцать? Твою мать, она выглядит на двадцать пять! Ты видел, чё она делала? И ей при этом шестнадцать! Белый, куда катится мир? Я чувствую себя педофилом!

Ты не одинок.

Противно, Белый! — вернулся на диван Мишаня. — Бабе шестнадцать, а она показывает жопу! Потом все удивляются: откуда столько извращенцев?

Расслабься, это мода… Понимаешь, сейчас модно сниматься голой. Как ни крути. Практически каждая малолетка мечтает о личном Тихомирове, который заснимет её в стрингах и толстовке «Найк». Такое время.

Дерьмовое время! Раньше шлюхами становились от плохой жизни, а теперь — из-за влияния моды.
В общей сложности мы просидели больше четырёх часов. Мне впадлу было идти домой, поэтому я заночевал в гостиной. Прочитав перед сном около двадцати страниц «Швейка», я уже собирался уснуть, как вдруг дверь приоткрылась.

Сань? Не спишь? — шёпотом произнёс Мишаня.

Не, мужик, чего хотел?

Ты знаешь… плевать, что ей шестнадцать. Я бы её трахнул!

Ухмыльнувшись, я перевернулся на живот. При удобном случае я бы тоже не отказался.