Саша Расков

Рассказы

Её звали Юлия

Июньское утро. Хмурые тучи облепили небо. Да так плотно, что у солнца не осталось шансов. Зато они были у меня. Точнее, появились.

Её звали Юлия. Высокая, стройная, загорелая брюнетка с чистым бархатным лицом и шикарными кудряшами — как у тёмненькой из «Бандэроса». Если мне не изменяет память, она была в шёлковом зелёном платье и модной кремовой ветровке, а в руках, как полагалось девчонкам того сезона, — маленький клатч. Определённо, одна из лучших девушек, что я видел. За те три часа, что мы были знакомы, я в этом убедился.

Вызовем такси или… прогуляемся? — поинтересовался я, когда мы вышли из бара.

Пожалуй, прогуляемся, — улыбнулась Юлия.

А ногам? Ногам нормально? В смысле, я слышал: если долго ходить на каблуках, можно заработать мозоли…

Мне до Ворошилова. Тут близко.

До пятнадцатого квартала — именно там начиналась улица Ворошилова — было около трёх километров, что выливалось в полноценное свидание с перечислением любимых блюд.

И это после вечеринки.

Так странно, я наблюдал за тобой всю ночь, — признался я. — По моим подсчётам, к тебе подкатило… извини, подошло четыре парня. И ты их отшила. Всех.

Ага, но тебя-то — нет, — парировала она.

Вот! Поэтому и удивлён… Ладно бы алкаши всякие, а потом вдруг я. Так нет! Вполне нормальные…

Хочешь — могу и одна пойти, — как бы в шутку сказала она.

Понял, молчу.

Бывает же такое. Живёшь спокойной жизнью, никого не трогаешь. А тут — бабах, и ошпарило. И ты уже не ты. Вроде бы только познакомились, вроде бы ничего не было, а ты, словно старая дева, фантазируешь. Она, значит, в пышном платье и полупрозрачной фате. А ты, ваще крутой, в тёмно-синем костюме и лакированных ботинках — мол, смотри на меня, кого отхватил. Да… мечты, мечты…

Наверное, пора знакомиться, — аккуратно предложил я. — Просто, кроме твоего имени, я ничего не знаю.

Ну, давай. Ты у нас самец, не я.

Самец! Са-мец! Вас когда-нибудь так называли?

О’кей… Работаешь или учишься?

Работаю и, слава богу, теперь не учусь.

Это как? Бросила? — старался не давить я.

Ага, после того как отдали красный диплом.

Красный? Ты была отличницей?

Есть немного… но это компенсировалось. Походами типа этого, — я так и не понял, говорила она серьёзно или дразнилась. — А ты?

В шестой больнице, на закупках, — пожал плечами я. — Иногда пишу, хочу замутить роман-аунтиутопию…

Как Олдос Хаксли?

Ты читала Хаксли? «О дивный новый мир»?

Так себе роман. Мне понравился Оруэлл, особенно «Скотный двор».

Так мы шли почти час. По дороге успели покататься на новеньких качелях, зайти в круглосуточный за вафельными рожками и пару раз «чуть не упасть». Короче, бесились как могли. С ней я чувствовал себя десятилетним пацаном, для которого не существовало всяких там сексов, пексов, понтов-зонтов и прочей лажи. Была она — умная и весёлая. И был я — стеснительный, но настоящий.

Мы подошли к её подъезду. Юлия жила в многоквартирном доме, построенном для офицеров военного училища. Вопрос о продолжении потерял актуальность.

Ну что, вот и всё, — заключила она.

Да, увы.

Спасибо за прогулку — было здорово.

Это тебе спасибо. Не ожидал, что фармацевты такие… ну, ты поняла.

Поцелуешь меня? — прямо спросила Юлия.

Не переживайте, я поцеловал. Правда, в щёчку.

Остальное получишь, когда приду к тебе на работу.

В «Бегемоте», на первом этаже, в следующий четверг, — совсем не обиделась она.

До встречи.

Пока.

Юлия зашла в подъезд. Помню, я стоял как вкопанный, светился, как дурак. Надо же, как близко гуляло счастье! Как близко парила любовь! Бери, хватай, беги! Но…

У меня была девушка. Простите, что не сказал сразу. Тогда я встречался с одной девицей (как выяснилось позже — натуральной ведьмой) и решил не изменять. Одному богу известно, было ли это правильно. Скорее всего, да. А может, и нет.

В общем, я пропал на девять месяцев. Ровно до момента, когда порвал с бывшей.

Вы бы видели, как я мчался! Вооружившись букетом роз, я летел по мартовским лужам, стараясь не запачкать брюки. Двести метров, поворот налево, вдоль дома, направо, двести метров, ура! «Бегемот»!

Зашёл в аптеку. За прилавком стояла пожилая женщина. Судя по взгляду, она пыталась понять, чтó, мать его, происходит с компом.

Здравствуйте, — подкрался я. — Вы знаете, я ищу одну девушку…

Какую девушку? — оглянулась женщина.

Юлю. Ей за двадцать. Высокая такая, брюнетка. Она тут работала. Летом.

Хм, а фамилия?

Чёрт его знает — не спрашивал.

Абрамова?

Не уверен… У неё отец военный. Они живут на Ворошилова.

Точно Абрамова, — закивала женщина. — А зачем она вам?

Давно не виделись. — Я указал на букет.

А вы не знаете?

Чего не знаю? — К горлу подскочил ком. — Что-то случилось?

Юля вышла замуж и… переехала в Москву.

Как замуж? Когда? Когда успела? Конечно, девять месяцев — это срок. Не спорю. Но… почему так быстро? Ладно бы с кем-то встречалась, но замуж! Как так?

Это вам. — Я положил букет на прилавок, вышел на улицу.

Никакого словарного запаса не хватит, чтобы описать то, что творилось на душе. Злость? Досада? Обида? Гнев? Апатия? Разочарование? Всё. Всё вместе.

А теперь представьте: весеннее солнышко греет спину, струйки воды растекаются по асфальту, почки медленно набухают, а я плетусь по улице с опущенной головой. И всё это сопровождается песней «Wallace Collection»:

«Сны наяву пришли ко мне среди цветов,
На несколько часов в прекрасный день.
Во снах я мечтал о тебе среди цветов
Несколько часов в прекрасный день»

Классный бы получился фильм. Так бы и назвал: «Её звали Юлия».