Саша Расков

Рассказы

Прививка от безработицы

Не каждый рубщик мяса откажется от стабильной зарплаты ради доставки шашлыка. К счастью, Игорь относился к тем, кто смог. Одолжив пару купюр из свадебного фонда, он арендовал маленькое кафе на окраине города. Буквально за неделю организовал ремонт, установил мангал, закупил продукты, договорился с ментами, раскидал флаеры, подтянул друга… И знаете что? Это сработало!

О! Саньчик! — приоткрыв ржавую дверь, обрадовался Игорь. — Не замёрз?

Ясен пень, — промямлил я. — Чё, пустишь?

Конечно, заходи!

Проскользнув сквозь щель между косяком и дверью, я попал в мрачный предбанник, больше похожий на склад, нежели на место гарантированного обжорства. Не сказать, что именно так я представлял шашлычку. Какие-то бесконечные стеллажи, забитые мешками с углём, гипсокартонные стены, кафельный пол и… запах костра. Божественный запах костра, которым пропитался воздух! О, да, детка! Мне бы там жить!

Куртку сюда. — Игорь показал на крючок, болтавшийся на хиленьком шурупе. — У нас ещё бардак, поэтому не обессудь. Всё наладится. Обязательно наладится.

Мужик, забей! Я неприхотливый, — понимая, насколько ему важна поддержка, махнул я. — Сюда идти?

Да, не потеряешься.

Мы прошли на кухню. Не вижу смысла описывать интерьер, потому что ничем таким он не отличался. Кухня как кухня. Столы, раковины, вытяжка. Чисто и уютно.

Пока я искал стул, куда определить пятую точку, Игорь распахнул холодильник и достал эмалированный таз, набитый пакетами с мясом.

Жрать будешь? — поинтересовался он.

Не откажусь.

Курицу или свинину?

Ммм… — задумался я. — Того и того. По порции.

Будет сделано, сэр!

Игорь ловко насадил два шампура и заглянул в кирпичную пристройку, где без перерыва полыхала адская печь. Ладно, ладно… всего лишь мангал.

Толян! — услышал я.

Подозреваю, Толян повернулся.

У нас гости. Передохни, брат.

Буквально через минуту появился Толян. Это был невысокий, но достаточно крепкий парень, олицетворявший образ лучшего друга. Мы познакомились на свадьбе Игоря, когда Толян разорялся насчёт обысков у «Немагии». Если не изменяет память, он прямо на торжестве скачал «Викингов». В знак солидарности.

Толян! Какие люди! — подскочил я. — Давно не виделись!

Здорово, Сань. Как жизнь? — дружелюбно отреагировал он.

Мы пожали руки.

Сойдёт. Как всегда.

Толян подошёл к весам, принялся их чистить от маринада.

Как твой роман? Пишешь?

Не-е… готовлю сборник. Ну, знаешь, всякие истории. Из собственной жизни. Про любовь там, про город…

И как? Получается?

Хороший вопрос. Жаль, не для меня.

Хватит обо мне! Ты-то как? — перевёл тему я. — Детей родил? Женился?

Работа — дом, работа — дом. Хотя есть кое-что: в партию вступил.

Вот это поворот! Вот это Толян! Вы слышали?!

Ты серьёзно?! В партию? В какую?

СДПР, — сказал он так гордо, будто назвал имя дочери.

Тут пришло разочарование. Дело в том, что социал-демократы были самой зашкварной партией в России. Объединив наиболее радикальных консерваторов системы, они стали вытворять такое, что стрёмно описывать. Один из их лидеров — тот, что в бирюзовом галстуке, — агитировал за войну с Украиной. Другой же, не менее отбитый фрик, предложил расстреливать всех, кто не может иметь детей. И вся эта муть, как ни странно, считалась нормой. Почему? Наверное, потому, что средневековье было в тренде. Грязное, отстойное, зловонное среднековье. Вы его не пережили? Тогда мы идём к вам!

Вон как, — невольно отодвинулся я. — Как бы это…

Поверь: я их ненавижу! — попытался оправдаться Толян. — Просто есть некоторые причины, почему…

Дело твоё, но… ты издеваешься?!

На кухню зашёл Игорь. Вслед за ним потянулось облако дыма.

Саньчик, тебе как? Поджаристый? — Игорь отряхнулся от пепла.

Да, поджаристый.

Толян, ты ему рассказал?

О чём? — типа не догадался он.

Про партию.

Толян кивнул.

А сколько денег отдал? Рассказал?

В смысле? — уставился я. — Ты ещё и бабки заплатил?

Ну да, — тяжело вздохнул он. — Понимаешь, на заводе опять сокращения. А наш начальник предложил спасительный вариант: записаться в избирательную комиссию. Ведь по закону, если там числишься — не уволят.

Допустим, а зачем партия?

В эту комиссию с улицы не попадёшь. Только от какой-нибудь партии. Мой начальник СДПРовец — вот я и вступил…

И сколько? Сколько забашлял?

Десятку.

Десятку?! — я не поверил ушам. — Толян, ты чё? Это же развод!

Мужики с покраски уже несколько лет там. Говорят, всё ништяк.

Ребятки, не злитесь. Я согласен с тем, что не стоило давить на Толяна. Какой бы ужасной ни была СДПР, она имела право существовать. И не мне, бездельнику, судить: тусоваться с ней или нет.

Блядь, шашлык! — в панике рванул Игорь.

Слушай, извини. Ты волен поступать, как хочешь.

Знаю я, чё ты. Мне самому не в кайф. А куда деваться?

Короче, проехали, — закруглил я. — Эй, хозяин! Мне ждать мясо?!

Буквально через неделю Толян уволился по собственному.

Теперь он предприниматель. Причём успешный.