Саша Расков

Рассказы

Риал толк

Вы когда-нибудь отдыхали в «Волжском Утёсе»? Нет? А зря. С точки зрения природы — шикарное место. Там тебе и свежий воздух, и хвойный лес, и разные водоёмы. Где-то большие, где-то маленькие. На любой вкус. Были бы деньги.

Прошлым летом я туда ездил. Наслаждался жизнью в компании местных селебов. Мы арендовали двухэтажный дом, привезли тонну жрачки, дорогого вискаря и падких на бабло девчонок. Впрочем, ничего нового. Всё как у всех.

Переступив порог гигантского дома, мы сразу же разбрелись по делам. Кто-то пошёл накрывать стол, кто-то — жарить шашлык, а кто-то — бесцельно гулять по территории. В силу того, что я нигде не пригодился, пришлось гулять. Хорошо, что за мной увязался Гена — младший сын районного прокурора. Всё лучше, чем одному.

Мы исследовали лесопосадку, немного посидели на бревне и вышли к озеру. На берегу стоял древний катамаран. Я предложил его опробовать, на что Гена откровенно поморщился. После тридцати секунд уговоров он всё-таки сдался. Мы толкнули катамаран в воду, сняли кроссовки, запрыгнули на борт. От винта!

Санёк, ты на все выходные? — спросил Гена, когда мы отплыли на полсотни метров.

Да, — прокручивая ржавые педали, ответил я. — А ты?

И я… Чем думаешь заняться?

Посмотрим. Рассчитываю порыбачить. Я привёз удочку, опарышей возьму у охраны. Часа бы в четыре встать и бодрячком!

Понятно…

В целом, Гена был отличным парнем. Невысоким, слегка полноватым, без зазнайства и лишних понтов. На фоне остальных он выделялся философским подходом к жизни. Мало говорил, постоянно думал. Не общавшись с ним, вам бы показалось, что Гена задрот. На деле же это было не так.

А у тебя есть мечта? Такая глобальная?

Хм… — задумался я. — Наверное, кое-что есть.

Какая?

Говорят, мечтой нельзя делиться. Стоит её озвучить, и всё — пиши пропало.

Хочу бросить работу, — я достал пачку сигарет, но не закурил.

Сань, я серьёзно!

Так и я. Хочу бросить работу в больничке. И зарабатывать. Например, творчеством.

А на что будешь жить? — ухмыльнулся он.

Если бы знал — давно бросил.

Гена остановил меня рукой, мощно прокрутил педали, чтобы развернуть катамаран.

Я скоро заканчиваю универ, — поделился он. — Знаешь, столько перспектив… Куда пойти? Дурдом! С одной стороны батя — обещает, что засунет в ФСБ. С другой — вариант замутиться по софту.

А самому что? Что нравится?

Сложный вопрос. Мне кажется, сейчас не лучшие времена для бизнеса. Россию давят с Запада, шьют эти дурацкие санкции. А на внутреннем рынке просто жопа. Ни у кого нет денег. Куда ни сунься — голяк.

Тогда доверься отцу. Он дерьма не подкинет.

Гена тяжело вздохнул, стрельнул у меня сигаретку. Мы задымили.

Знаешь, так-то оно так, — выдохнул он. — Я вот смотрю, как батя работает. Все перед ним стелятся, заискивают: как дела, Иван Геннадьевич? Как супруга? Вам что-то нужно?! Только скажите! Организуем!

Ну, круто. Разве нет?

Знаешь, это так лицемерно. То есть пока он на должности — они стелятся. Угощают в ресторанах, бесплатно моют тачку. А стоит ему уйти — и досвидос! Всё закончится! Эти же люди о нём забудут. Как представлю — блевать охота.

Мда…

Слушай, а может мне тоже заняться творчеством? — улыбнулся Гена. — Ты будешь писать, а я — танцевать. Вместе покорим мир. Как тебе?

Я крепко затянулся, окурок полетел в ближайшие камыши.

Отличная мысль!

На берегу нас встретили две девицы. Те, что падкие на бабло.

Одна из них, брюнетка, гнусаво предъявила:

Эй, маль-чи-ки! Мы тоже хотим кататься!

Веселитесь, — безразлично махнул я.

***

Буквально через полгода Ивана Геннадьевича уволили с должности прокурора.

Гена занялся софтом, но достаточно быстро прогорел.

«Безнадёга» — написал бы Стивен Кинг.

«Риал толк» — написал я.