Саша Расков

Рассказы

Океан сити

Какой отличный кальян… Нет, потрясающий! Вы могли бы объехать всё побережье Коста-Дорады, зайти в каждое летнее кафе, но не найти такого опьяняющего кальяна. Бар, в котором его собирали, назывался «Океан Сити» — неоновый рай из столиков на песке, жемчужина романтики с видом на море. Мы были из тех счастливчиков, кто узнал об этом месте в начале отпуска. С того дня и повелось, что все вечера мы проводили там.

Попробуем с мятой? — плюхнувшись в кресло, предложил я.

С мятой? Может, с яблоком? — лениво промычал Антон.

Парни, а давайте с бабл гамом! — Кирилл открыл скучающее на столе меню. — И пивка давайте. На раскачку.

Оглянувшись, я поймал взгляд официантки, кивнул в нашу сторону.

Клёво тут. — Я повернулся к морю. — Не зря целый год копил.

Да… Каталония хороша, — поддержал Кирилл. — Кстати, забыл предупредить: я позвал моего старого друга. Он сейчас тоже в Салоу. Отдыхает в соседнем отеле.

Тольяттинский? — поинтересовался Антон.

Раньше жил, да. Теперь вроде в Москве. Или в Питере.

К нам подошла официантка с маленьким блокнотом.

Олла! — поздоровалась она.

Олла! — хором ответили мы.

Спикен инглиш?

Ес, ес… Ви вонтс фри биг бирс энд ван элкохол шиша вив… — застелил с жутким акцентом я. — Так, с чем возьмём?

Бабл гам! — настоял Кирилл.

О’кей, — записала официантка. — Фри биг бирс энд ванн элкохол шиша вив Бабл Гам. Зэтс олл?

Ес, зэтс олл.

Бэк сун!

Краем глаза я заметил худощавого парня, что направлялся в нашу сторону. Видимо, тот самый друг Кирилла.

Здорово! — Парень пожал руку Кириллу. — Давно зависаете?

Здорово, старик! — Кирилл указал на свободное кресло. — Недавно пришли, ждём кальянчик. Ребят, знакомьтесь: Денис. А это — Саня и Антон.

Мы по очереди пожали руки.

Приятно, приятно! А с чем кальян?

Бабл гам, — ухмыльнулся Антон. — Почти что груша. На вине.

Понятно.

Как по мне, нормальный парень. На вид лет двадцать пять, возможно, чуть больше. Достаточно адекватный. В голубых штанах с подворотами, белой футболке и топсайдерах. Одним словом — турист. Ничего сверхъестественного.

Ну чё, ездил в Таррагону? — обратился к другу Кирилл.

Ездил… Такой небольшой, но развитый городишко. Были в еврейском квартале — вообще классно! Старинные здания всякие, движуха… Настоящая Европа!

А в Реусе был? — спросил я.

В Реусе? Это где Гауди?

Ага. Мы вчера были. Рекомендую.

Туда с гидом не бери, — посоветовал Антон. — Они затрахали болтать про референдум…

Ах да! Забыл упомянуть, что мы отдыхали в сентябре две тысячи семнадцатого. Буквально за три недели до референдума в Каталонии.

Ну и молодцы, — подтянулся в кресле Денис. — Давно пора.

Не знаю почему, но мы с Антоном переглянулись.

Дело их, конечно. Но это неправильно, — возразил Антон.

Ха! Почему?

Ну вот, приехали. Самый обычный вечер превратился в поле для дебатов.

Как почему? Ещё в школе учили: единое государство — огромная сила. Разве ты не слышал «притчу о веточке»?

Антон, да? — переспросил Денис. — Давай посмотрим иначе. Предположим, ты купил участок в какой-нибудь деревне. Например, в Зелёновке.

Допустим, — напрягся Антон.

На этом участке ты, как умный хозяин, построил здоровый двухэтажный дом. Развёл на территории огород, провёл электричество, водопровод…

Ну-ну…

Короче, облагородил как мог. Сделал по уму. И тут к тебе заваливаются соседи. Обычные бухарики, которые не собираются работать. Не собираются строить, разводить огород, проводить электричество…

Так… И что? К чему ты клонишь?

Тут как тут нарисовалась официантка. Принесла метровый ствол с дымом.

Ван ботл оф воттер, — попросил у неё Денис.

О’кей, — убежала та.

Все замолчали. Мне показалось, что Денису не особо хотелось продолжать.

Ну?! Чё дальше? — оприходовав трубку, не унимался Антон.

Денис закинул ногу на ногу, тяжело вздохнул.

Мужики эти, бухарики, тебе предъявляют. Плати, мол, по-хорошему. За землю, за электричество, за воду… Но не за свою, родную, а за всех. Потому что они, в отличие от тебя, денег не заработали. А жрать, как известно, надо.

В один прекрасный день, внезапно решил я, Дениса распылят. Слишком умён. Слишком глубоко смотрит и ясно выражается. У нас таких не любят. Однажды его распылят. Это написано на его лице.

А не пойти бы им на хуй? — рассмеялся Кирилл.

О том и речь, — довольно улыбнулся Денис.

А при чём тут Каталония?

При том, что Каталония — это и есть твой воображаемый дом. Они смогли наладить жизнь, смогли систематически ходить на работу, исправно платить налоги и существовать как цивилизованные люди. Думаешь, им охота делиться? Нет! И это, чёрт возьми, логично! Потому что тот, кто пашет, тот и банкует! А тот, кто ни хрена не делает, только и знает, что просить и просить…

Ладно… А если война? Что тогда?

А если её не будет? Ты не задумывался? Ты не задумывался над тем, что развитые страны между собой не воюют?

Какой смысл бомбить Испанию, где отдыхает половина Европы? Это бессмысленно!

Антон не нашёл, чем крыть. И мы поменяли тему.

***

Ближе к утру, когда мы с Антоном возвращались в отель, он сказал:

Неправ Денис, неправ…

Забей! — безразлично махнул я. — У каждого своя точка зрения.

Может, и так, — пожал плечами Антон. — Но вместе-то всегда лучше.

Особенно пить виски, — отшутился я.

В конце года Денису впаяли срок за координирование штаба Навального.

И всё-таки его распылили.