Саша Расков

Рассказы

Дисконнект

Это произошло в ночь с первого на второе. По-моему, июня. Большая стрелка часов давно перевалила за двенадцать. Моросил дождь, но это не мешало нам стоять в очереди. Ещё бы! Ночной клуб «Прятки» был местом, где зависал молодой бомонд города. Ради этого можно и постоять.

Эй, ты не уснул?! — легонько толкнул меня Антон.

Не… просто глаза липнут. — Я растёр лицо.

Давай не спи! Ночь длинная.

Да-да…

Из клуба выскочили двое: восемнадцатилетний паренёк и такая же девчонка.

Я тебе говорила! Говорила! — огрызнулась девчонка. — Надо было решать заранее!

Малышка, откуда мне знать? — догоняя её, скулил паренёк. — Поехали ко мне!

Езжай со своей рукой, козёл!

Интересно, где он налажал? Проход, выпивка, столик?

Слышь, а нас пустят? — засомневался я.

Не ссы, у меня там знакомые. Если чё — договоримся.

Через пару минут подошла наша очередь. Признаться, идти не хотелось. Руки дрожали, желудок спазмировал, ноги подкашивало. Лично у меня так было всегда, когда я впервые тусил в том или ином месте.

Здравствуйте… Вы по картам?! — окинув нас презрительным взглядом, спросил красноволосый фейсконтрольщик.

Мы по спискам, — кивнул Антон. — Лебедик и Расков.

Фейсконтрольщик уткнулся в листок с фамилиями.

Простите, но вас нет, — довольно отчеканил он.

Как?! — включил дурака Антон. — Это ошибка! Посмотрите ещё раз!

Бывает, господа, бывает. Приходите в следующий…

Антоша, брат! — Из-за угла появился чел в белом пиджаке.

Они по-дружески обнялись.

Эти со мной, Макс, — махнув фейсконтрольщику, разрулил чел в белом пиджаке.

Вот так мы оказались в «Прятках». В клубе, где богатые прятались от бедных.

Чел в белом пиджаке, он же Серёга, отвёл нас к барной стойке, заказал три фиолетовых шота. Судя по азарту в его глазах, я подумал, что эти шоты будут особенными. В принципе, так и получилось. Внешне они смахивали на ядерное облако. Бабах! И у тебя нет личности. Бабах! Поминай как звали.

Повтори! — приказал бармену Серёга. — Ну чё, как вам?!

Заебись! — выразился Антон.

Круто, круто! — поддержал я.

Бармен выставил ещё три шота.

Ну, за вас, пацаны! — воскликнул Серёга, и мы закинулись.

В этот момент бородатый диджей резко убрал музон, порисовался на вертушках и включил «Дисконнект». От Элджея и Кравца.

После этого моя память разделилась на фрагменты. Соберём их вместе?

«Глаза психа, в руках стикер,
На сердце наклейка: “Севшая батарейка”.
Мерцает свет! Ночь, стробоскоп.
Нас больше нет! Тач, донт стоп!»

Помню, как мы уселись в VIP-зоне Серёги. Там синячила компания из шести человек — два парня и четыре девушки. Один из парней, кудрявый, организовал нам по фужеру шампанского. Все чокнулись, выпили залпом. Уж больно хотелось пить.

Рядом со мной скучала рыжая красотка. Я ей шепнул, что она похожа на Латынину в молодости. Думаю, она не знала, кто такая Латынина, но расценила это как комплимент.

Мы пошли танцевать.

«Круглый самолёт, крушение в кровать,
Выключи автопилот, сегодня не будем спать.
Круглый самолёт, крушение в кровать,
Выключи автопилот, выключи автопилот».

Рыжая красотка двигалась как богиня. Мои ладони скользили по её обтягивающему платью. Кажется, она на меня запала. А может, и наоборот. Кто знает?

Танцевать пьяным достаточно весело. Тебе хочется верить, что ты зажигаешь, как Мик Джаггер. Но это не так. Ты похож на деревенского родственника, у которого закончилась кодировка. Да-да, не сомневайтесь…

«Дисконнект! Между нами океаны.
Дискотека, алкоголь и мариванна.
Дисконнект! Между нами океаны.
Дискотека, алкоголь и мариванна».

А рыжая, кстати, та ещё хулиганка! Не помню как, но мы оказались в кабинке женского туалета. Она опустила мои брюки, грубо взяла хозяйство и принялась его дёргать туда-сюда. Но тут случилась заминка…

«Алкоголь и мариванна. Алкоголь и мариванна.
Дискотека, алкоголь и мариванна.
Мариванна. Мариванна.
Дискотека, алкоголь и мариванна».

Скорее всего, это из-за пьянки. Хотя не уверен. Возможно, и от волнения. Но у меня не встал. Да, увы. Лежал, как павший в бою солдат. Будто неживой.

Рыжая красотка разозлилась. Сказала, что всё равно придётся заплатить. Я не понял, что она имела в виду, но на всякий случай дал ей пять сотен. Рыжая начала орать как резаная. Я быстренько заправился, вернулся на танцпол.

«Плитка шоколада, зажигалка, улыбка,
Джага-джага! Пина колада, какая бутылка?
Я тебе дам, подпишись на мой Инстаграм.
Я объездил много стран, люблю сумасшедших дам».

На танцполе было горячо. Столько народу, что не продохнуть. Я примостился с краю, продолжил «танцы со звёздами». Вскоре ко мне подкатил фейсконтрольщик и стал лечить про рыжую красотку. Сказал, что вышло хреново, что надо заплатить. Я послал его к чёрту. Ещё немного поплясал и двинул в VIP-зону.

«Без сахара, безо льда. Без эффектов и фильтров,
Трезвая голова, не на номерах транзитных.
Без сахара, безо льда. Без эффектов и фильтров.
Среди грязных тус у нас флирт элитный».

В VIP-зоне залипал Серёга. Я спросил, куда делся Антон. Тот лениво показал на сцену. Наведя резкость, я узнал друга, зажигающего с какой-то карликовой девицей. Я разлил остатки шампанского по фужерам, мы чокнулись за друзей.

«Дисконнект! Между нами океаны.
Дискотека, алкоголь и мариванна.
Дисконнект! Между нами океаны.
Дискотека, алкоголь и мариванна».

Серёга пошёл в бар. Я уже собирался было заснуть, как вдруг передо мной нарисовались два амбала. Один из них схватил меня за шиворот и поволок к выходу.

На улице было тихо. Тот амбал, что держал, толкнул меня на парковку. Я не упал. Его подельник сказал, что я поступил, как мудак: воспользовался их девицей и не заплатил. Я не растерялся. Ответил, что у меня не встал. Да и вообще был не в курсе, что она продаётся. Мне тут же пробили в нос — я сел на корты. Кровь просачивалась между пальцами, капая на асфальт. Амбалы взяли мой кошелёк, вытащили последнюю штуку.

Через две минуты появился Антон. Его вывела доблестная охрана.

«Алкоголь и мариванна. Алкоголь и мариванна.
Дискотека, алкоголь и мариванна.
Мариванна. Мариванна.
Дискотека, алкотека и мариванна».

Около трёх часов ночи мы с Антоном плелись по домам. Несмотря на все злоключения, вечеринка была хороша. Давненько так не веселился! Ох, давненько!

Помню, как на пересечении улиц Степана Разина и Фрунзе Антон напел:

«Мерцает свет… Ночь, стробоскоп… Нас больше нет…»

«Тач, донт стоп» — добавил я.