Саша Расков

Рассказы

Девушка из Европы

Не помню, как началось моё увлечение «Лоу-Фай». По-моему, кто-то скинул мне пару треков ВКонтакте, чтобы я развеял очередной депрессняк. Подождите, это был какой-то парень. Он ещё играл в местной команде КВН. Чёрт, как же его фамилия… А-а, вспомнил! Юшечкин! Точно! Именно Юшечкин познакомил меня с музыкой, которая до сих пор греет сердце. Спасибо тебе, что ли.

В тот вечер я тоже залипал под «Лоу-Фай». Зашивал дырку на джинсах, изредка курил в окно и обдумывал сюжет рассказа, который так и не написал. На тот момент мне было двадцать, я жил в обычной студенческой общаге. И это, пожалуй, было лучшее время в моей жизни. Без денег, без условий, но с огромной такой надеждой.

В дверь постучали. Отбросив джинсы, я посмотрел в глазок и несколько раз повернул ключ. На пороге стояла девчонка, с которой я как-то флиртовал. Но тогда, на вечеринке, до серьёзного не дошло. Так, чисто потанцевали.

Привет, Саш, — робко поздоровалась Лиза.

О, привет! — удивился я. — Ты…

Я зашла попрощаться, — опередила она.

Попрощаться? Ты куда-то уезжаешь?

Да…

Понятно.

Я зайду? — Лиза вытащила из-за спины бутылку красного.

Её поведение показалось мне странным. Не, реально. Ладно, если бы у нас что-то было, — тогда понятно. Но ведь ничего. Ни-че-го! Ни поцелуев, ни признаний, ни любовных разборок в два часа ночи. Всего лишь потанцевали. Сколько таких было?

Ну, проходи, — без задней мысли предложил я.

Лиза не растерялась. Она прошла вглубь комнаты и села на край кровати. Не сказать, что она вела себя нагло. Напротив, была скромна. Даже очень.

У тебя есть открывашка?

У меня? — Я взглянул на грязный кухонный шкаф. — Да, будет.

Я схватил открывашку соседа, плюхнулся рядом с Лизой.

Вот так… Давай, родная… — запыхтел над бутылкой я.

Осторожно. Главное — не разлей!

Пробка легко выскользнула из бутылки — вот что значит опыт.

А стаканчики есть? — оглянулась она, будто мы тусили на кухне.

Сейчас помою, — подорвался я.

Не надо, не надо! Попьём из горла.

Вот так мы сидели на моей полуторке, опустошая болгарское красное. А оно, к слову, было на редкость хорошим. Я, конечно, не Парфёнов, чтобы разбираться в пойле, но хороший продукт чувствуется. Опять же — опыт.

Короче говоря, прошло минут двадцать. Всё это время мы болтали о какой-то чуши. О каких-то мерзотных преподах, проблемном автовокзале и холодной погоде. Как будто и не было повода для вина. Бывает же такое. Бывает…

И тут мы поцеловались. Лиза обняла меня за шею, прижалась. Я не стал вырываться — расслабился и пустил ситуацию на самотёк.

Я тебя хочу… — прошептала она.

Я тебя тоже, — почти сразу ответил я.

Что было дальше — догадаться нетрудно. Скажу только одно: Лиза была ещё той штучкой! Не ждала, пока я подкину идейку. Просто брала и делала. Брала и делала.

Когда всё закончилось, мы разлеглись на моей полуторке. Она уткнулась в моё плечо, а я бесцельно пялился то на потолок, то на входную дверь. И знаете, ребятки, что было самым прекрасным? На фоне играл «Лоу-Фай».

Куда уезжаешь? — поинтересовался я.

В Чехию…

В Чехию? Слушай, я там не был. Но говорят, круто.

Я там была. Не зря говорят.

А когда вернёшься?

Лиза усмехнулась.

Чего смешного?

То…

Чего «то»? — Я приподнял голову. — Давай! Колись!

Ты что, не понял?

Да, я не понял. Это моя особенность — воспринимать мир, как нигерийский жираф.

Я уезжаю, Саша. Навсегда.

Как? — вылупился я. — Что? Насовсем?

Насовсем.

Ты шутишь?! Когда?!

Завтра.

Вот так, ребятки, у меня всегда. Стоит завязать роман с нормальной девчонкой — и досвидос! Она обязательно вернётся к бывшему, окажется ведьмой или ещё лучше — свалит в другую страну. Бинго!

А зачем…

Пришла к тебе?

Ну да.

Давно хотела с тобой… переспать. Ты мне с первого курса нравишься.

Тут я окончательно разочаровался. В матушке-судьбе, конечно. Почему она не свела нас раньше? Может быть, что-нибудь и получилось. В «этом деле», по крайней мере, точно.

Тяжело вздохнув, я рухнул на подушку.

Ты что, расстроился?

Сам не знаю.

Ты чего! Брось! Давай повторим?

Мы повторили. А потом Лиза оделась и ушла.

Остались я, свет от ноута и любимый «Лоу-Фай».

***

На следующий день я проснулся чуть раньше обычного — решил стать джентльменом. Набравшись храбрости, спустился на два этажа ниже, нашёл комнату Лизы и постучал.

Дверь распахнулась. На порог вылезла её меланхоличная соседка в махровом халате.

Привет… — не ожидал я. — А Лиза дома?

Уехала, — сказала она, как отрезала.

Как?!

Да вот так. Ещё ночью.

Промолчав, я развернулся в сторону общего коридора.

Эй, стой! Ты Расков?

Я?

Нет, твоя бабуля, — съязвила она. — На, тебе записка.

Соседка протянула клочок бумаги. Я благодарно кивнул, взял записку и отошёл.

В ней было:

«Спасибо, что зашёл попрощаться. Ты хороший парень. Впрочем, как и твоя музыка. Пиши, не забывай. Вот номер».

Чтобы не забыть, я достал мобильник и залез в справочник. Несколько ловких движений пальцем — и у меня появился новый контакт. Я назвал его «Девушка из Европы».