Саша Расков

Рассказы

Тольяттинское море

На каждом айфоне есть масса потрясающих рингтонов. Там тебе и обычное пиликанье, и щебет птиц, и мелодия скрипки под луной. Только и выбирай! Но нет, блин! Типичному россиянину впадлу открыть настройки, пару раз тыкнуть в экран и выбрать самый громкий сигнал на будильник. Он лучше проспит. Ведь так прикольнее, да?

Я помню, что почувствовал, когда проснулся. Сначала — эйфорию и блаженство, а через секунду — страх выговора, который светил мне за опоздание. Твою мать, проспал!

Вскочив с кровати, словно хиленький любовник при виде мужа, я сломя голову побежал в ванную. По ощущениям, большая стрелка часов приближалась к семи. Это означало, что в запасе у меня было десять минут. Две на туалет, две на мыльно-рыльное, три на чистую голову и три на укладку. В итоге я справился за двенадцать. А что? На тот момент по мне давно плакал барбер. Впрочем, не важно.

Натянув форму провинциального клерка (джинсы плюс клетчатая рубашка), я быстро спустился по лестнице, распахнул домофонную дверь и — вуаля! Ливень!

Что ни говори, а денёк не задался. Возвращаться ради зонта было стрёмно. А мокнуть, как шестнадцатилетняя девочка при виде кумира, — ещё стремнее. Поэтому я тяжело вздохнул, вооружился какой-то рекламной газеткой и полетел на остановку.

Вы бы меня видели! Если бы в России снимали ремейк фильма «Спасти рядового Райана», мне бы дали главную роль. Серьёзно. Двигаясь, словно пантера, я то и дело перепрыгивал лужи. Прыг — круто, прыг — почти, прыг — половина штанины мокрая… Вот дерьмо!

Ну да ладно — господь миловал. Подал маршрутку ещё на подступах к остановке. Да, конечно, было непросто, но я успел. А там — бинго! Свободное местечко!

Здорово, — прохрипел кто-то слева.

Здорово… — повернулся я.

Рядом сидел парнишка, одетый в чёрный спортивный костюм и белую кепку. Судя по цвету лица — пьющий. Судя по грязным разводам на олимпийке — регулярно.

«Какой-то бродяга» — решил я.

Чё, не узнал?

Да как-то не особо…

Это Андрюха, ёпт. Мы учились вместе. Помнишь?

А-а-а! — типа, вспомнил я. — Ты из «Б» класса, верно?

На самом деле я его не вспомнил. Просто не хотел бодягу с выяснением.

Да, да… — закивал он. — А ты, смотрю, не изменился. Слегка разжирел, правда.

Расслабьтесь, я не обиделся. Лучшее оружие — самоирония.

Ты меня зимой не видел, — подмигнул я. — Жопа с Волгу была!

Так мы ехали около получаса. Андрюха рассказывал про то, как чалился на зоне. Про старогородских пацанов, которые сторчались на спайсухе. Про жизнь в Москве, про работу на пищевом складе, про беременную Катьку и сына Кольку. За всё то время, пока он делился подробностями личной жизни, я убедился в главном: я его не знаю.

А сам-то чем занимаешься? — между делом поинтересовался Андрюха.

Сложно сказать… — неохотно ответил я.

Чё так? Барыжничаешь, что ли?

Ну да, ребятки. Просто отец всех драгдиллеров.

Не-не… ты чё. Работаю в больничке, на закупках.

Я заметил, что газель почему-то замедлилась.

На закупках?! О, вообще кайф! Красава!

Почему это?

В смысле?! — уставился он. — А давай чего-нибудь… спиздим!

Вот за что я не любил свою работу — так это за то, что она всех возбуждала. От местного алкаша до топового миллионера. Почему-то все хотели только одного: спиздить. А на то, что меня бы потом посадили, — насрать. Твои проблемы, Саня! Не гони!

Не, братан, забей. Там не вариант…

Наша «Газель» остановилась. Рядом кто-то засигналил.

Да почему?! Чё ты сразу сливаешься? Всё нормально будет, отвечаю!

Водитель повернулся к пассажирам. Или мне показалось, или он действительно был напуган.

Не, всё. Давай закроем тему.

Я тебя не понимаю! Сидеть на мешке золота и…

Уважаемые! — перебил его водитель. — К сожалению, машина сломалась! Прошу пересесть на другой маршрут!

Автоматическая дверь открылась, и в ту же секунду хлынула…

Вода! — закричала бабка, которую чуть не смыло.

За пару мгновений салон «Газели» наполнился двадцатисантиметровым слоем воды. Ясен пень, никто такого не ожидал.

Господи! Да что вы творите?! — поджав ноги, возмутилась женщина лет сорока. — Мы вам не быдло какое-то!

Пиздец… — прошептал водитель.

Дальше — хуже. За следующие десять минут я пережил все шутеры про вьетнамскую войну. На фоне адского бибиканья, под ковровой бомбардировкой дождя мы выпрыгнули из «Газели» и попали в настоящую реку. Признаться, меня к такому не готовили даже в армии.

Бля-а! — следуя за мной, возмутился Андрюха. — Мне водищи по пояс!

Терпи, терпи… — пробормотал я.

Короче, на хер!

И знаете, что произошло? Он поплыл в сторону ближайшей панельки, которая стояла на возвышенности. А как думаете: что сделал я?

Стой! — заорал я так, будто гнался за отъезжающим поездом. — Сто-о-ой!

И мы поплыли. А куда деваться?

К счастью, мы быстро выбрались из этого болота, которое появилось благодаря доблестным сотрудникам мэрии. А точнее — их беспечности, из-за которой они так и не переделали ливнёвки на Автостроителей.

Фу-у-х… — упав на мокрый асфальт, выдохнул Андрюха.

А что с теми? — Я обернулся в сторону «Газели». — А-а-а… всё нормально.

Слышь, ваще фартонуло!

И не говори…

Чё на работе-то скажешь?

Скажу, что был на море, — улыбнулся я.

Это на каком? — не понял шутки он.

Как на каком? На Тольяттинском!