Саша Расков

Рассказы

Дико, например

На-а, сука! На-а! Получай!

Вздрогнув, я проснулся от ужасного шума за стеной.

Ну как?! А?! Хочешь ещё?!

Не знаю, кто там чего хотел, а я хотел, чтобы они, твари, заткнулись! Утром меня ожидала разборка в кабинете главного врача, где начальника моего отдела должны были распять. Нетрудно догадаться, что после такого мне бы тоже досталось.

А-а-а! Хватит! А-а-а! — послышались крики девушки.

Пытаясь не обращать внимания, я повернулся набок и закрыл голову подушкой.

А-ха-ха! Пиздец! …Оп-па, нормальная тема! …Витёк, заебал! …Да она шлюха конченая! …Костян, хорош! Костян!

И так десять минут. Десять долбаных минут, которые я пережил в роли терпилы. Музон, шум, крики… Такая типичная молодёжная туса. Но не в будний же день!

Еба, давай музон! Давай! Давай!

Если до этого было громко, то после этих слов стало просто невыносимо. Казалось, что их колонки стояли прямо у стены.

И тут я психанул. Вскочил с койки, полез в комод. Понимая, что, скорее всего, будет потасовка, достал спортивный костюм. Ну всё, ублюдки! Держитесь!

Запрыгнув в тапки, я выскочил на лестничную площадку. Поразительно, но там было тихо. Как будто и не было никакой вечеринки. А мне, случаем, не показалось?

Я подошёл к соседней двери и грозно постучал три раза.

Бум, бум, бум!

Минута тишины. Минута странной тишины.

Бум, бум, бум!

Кто?! — поинтересовался сонный голос пенсионерки.

Валентина Ивановна, это у вас музыка?

Кто?! Какая музыка? — Дверь распахнулась. — Саш, ты, что ли?

В квартире было темно и тихо. Но если не у неё, тогда у кого…

Да, я… Вы слышали музыку?

Кто?! Я? Какая музыка? Я не заказывала!

Да не вы, господи! У меня за стеной, в квартире, кто-то гуляет. Думал, у вас.

Кто?! У меня?!

Говорить с ней было так же продуктивно, как доказывать моим родителям, что высшее образование — это не гарантия успеха в жизни. Одним словом — броня.

Ладно, я пойду…

Подожди! — сообразила она. — Так это же, наверное, у Ленки!

У какой Ленки? — прищурился я.

Так, со второго подъезда, чай. Наркоманка!

Согласитесь, что слово «наркоманка» из уст бабушек потеряло первоначальный шарм. Модно одеваешься? Наркоманка! Сделала стильную причёску? Наркоманка! Привела толпу дружков-имбецилов, которые гужбанят всю ночь? Ну, тут, возможно, и вправду наркоманка.

Со второго подъезда?

Да, чай! Но только не направо идёшь, а налево. Понял?

Примерно.

Ну иди, иди… Разберись там.

Что мне нравится в русских людях — так это умение спихнуть проблемы на кого-то. Зачем рисковать получить в жбан? Лучше иди ты, милок! У тебя-то жбан крепче будет, чай!

Что делать — пришлось идти. Не сказать, что внутри меня полыхал огонь и я жаждал разорвать каждого, кто мешал мне спать. Нет. Скорее мне не хотелось быть трусливым челом, который терпит. Как по мне — уж лучше получить по роже, чем страдать, что зассал.

Второй подъезд был такой же, как и мой. Разве что сильнее воняло мочой. Я поднялся на шестой этаж и завернул к дверям по левой стороне. Дверь в трёшку, где гужбанили, была приоткрыта. Я оглянулся, будто хотел кто-то встретить, и зашёл.

В квартире громко играл музон:

«Самый редкий вид, но самый худший браконьер.
Спорим, она вместит себе в глотку револьвер?
Спорим, что ты больше не покинешь этот сквер?
Я играю с её киской, детка, где твой кавалер?»

«Я врубаю “Дафт Панк”, она крутит мне блант.
Покидаем клуб, в руке “Савиньoн Бланк”.
Отлип от её губ, залипаю в экран.
Я кидаю деньги в воздух — ты поймаешь их сам».

Учитывая их музыкальный вкус, я предположил, что придётся рамсить с местными школьниками. Или с пацанчикими из ПТУ. Не самые адекватные ребятки, согласен. Но и не самые отмороженные.

Первое, что я увидел, — кухню. За столом храпело юное пацанское тело. Судя по размазанной на столе блевотине, — трезвое. Интересно, кто это был: «Витёк, заебал!» или «Костян, хорош!»? Жаль, что это осталось тайной.

«Эй, детка, ты модель или подделка?
Сейчас не важно, важно только, что не целка.
Но если кто-то из твоих захочет знать —
Я найду ещё причину, чтобы положить их спать.

Она качает гривой, нельзя быть такой игривой.
Выдыхаю в потолок испарения сативы.
Кажусь хуже, чем я есть, заставляю тебя есть.
Я держу при себе суку, что не может с меня слезть».

Следующая комната — гостиная. Мрачное помещение с мигающей ёлкой по центру. Возле ёлки валялось трое — две девушки и парень. Я предположил, что они сильно устали. Что у них был тяжёлый рабочий день.

Я осторожно подошёл к музыкальным колонкам и убавил громкость.

Девчонка под ёлкой подняла голову:

Э-э… мужик! Музон, музон вруби назад!

Где хозяйка? — стальным голосом спросил я.

Чё хозяйка… вруби музон…

Слышь, бля, не зли! — надавил я. — Где хозяйка?!

В комнате там… музон, вруби музон… в комнате.

Я вышел из зала, прошёл по коридору до спальни. До той спальни, которая, судя по всему, граничила с моей.

Почесав затылок, я навалился на дверь. Она оказалась заперта.

А-а-а-а! — услышал я девичий голос за дверью.

Нравится, сучка?! — доминировал какой-то парень.

Чёрт побери, да что там творилось?! Неужели кого-то насиловали?

А-а-а! Я так больше не могу! Перестань!

Дело оборачивалось драмой. Как поступить? Свалить по-тихому и вызвать ментов или поиграть в героя? Выбить к чертям дверь, накинуться на насильника или… насильников. Их же может быть несколько, так? А если несколько, то хватит ли мне сил? Твою мать!

А-а-а! Не могу дышать! Не могу дышать! — истерила девчонка.

Короче, у меня сорвало крышу. Если не я, то кто бы спас ту девчонку?

Я взял трёхшаговый разбег и влетел в это маньячное гнездо.

Вы не поверите, что я увидел! Посреди спальни сидели двое: парень и девчонка. Лет по семнадцать, не больше. В их руках были зажаты джойстики от Икс-бокса.

Парень нажал на паузу — Саб Зеро повис в воздухе.

А вы… кто? — поинтересовался парень.

Ты хозяйка?! — Я повернулся к девчонке, которая от удивления разинула рот.

Она, — ответил за неё парень.

Заткнись! — рявкнул я. — Повторяю: ты хозяйка?!

Я, я… — слабо кивнула она.

Сделай потише!

Девчонка судорожно нашла пульт, убавила и без того нулевую громкость.

Выйдя из квартиры, я облегчённо вздохнул. Здорово, что не пришлось бороться за сон. Это могло бы хреново закончиться. Но не закончилось. И слава богу.

Ах да, чуть не забыл!

Лёжа в кровати, перед тем как уснуть, я тихо напел:

«Это всё дико, например. Мы курим дико, например.
Мы виснем дико, например. Ты не сумел, но я дико отымел…»

На следующий день мне впендюрили выговор.

Отымел, блядь.