Саша Расков

Рассказы

Сиников

Встреть вы его на вписке — он бы вам тоже понравился. Слишком громкий, слишком грубый, слишком пьяный. Он был душой любой весёлой компании и сущим кошмаром того, кто претендовал на это место.

Мы познакомились с Олегом, когда мне перевалило за девятнадцать. Тот период жизни я называю «Гэтсби», потому что срасталось всё: шумные вечеринки, красивые девчонки, дорогая выпивка и родительское бабло. Впрочем, сейчас не обо мне. Слушайте про Олега.

Наш сказочный дрим-тим, состоявший из юных тольяттинских мажоров, почти каждые выходные зависал у девочки по имени Настя. Как правило, эти вписки проходили по обкатанной схеме: мы сидели на кухне, курили, пили, болтали. Ничего странного или того, что может вызвать интерес. Всё как у всех.

Санёк, ты чё! Шутишь?! — удивился Андрей, когда я сказал, что не видел клип Тимати и Лепса.

Да, не видел, — проявляя равнодушие к теме, мотнул головой я.

Во даёшь! Там ещё Тимон по Лондону ходит… Блин, красиво же… Эх! Нам бы туда! Прошлись бы по клубам, по тёлкам!

И не говори. — Я влил в себя фужер с шампанским.

А тебе это… Лепс по кайфу?

Кхм… — кашлянул я. — Какой резкий вопрос.

А чё, нормальный мужик!

А-ха-ха! Это просто фантастика! — захохотала Настя по поводу чего-то.

Нормальный, нормальный… Голос, правда, как…

В прихожей раздался противный звонок — кто-то пришёл.

Кого-то ждёшь? — повернулся к хозяйке Андрей.

Да нет вроде… — испуганным голосом ответила та. — Может, сосед?

Иди, проверь.

Настя осторожно прильнула к металлической двери, несколько раз повернула замок. На пороге стоял парень, бухой настолько, что еле держался на ногах.

Олег, ты?!

Я пршл… — с трудом выдавил он.

Ну, проходи тогда, — точно с таким же трудом выдавила Настя.

Олег сделал шаг и упал. От неожиданности мы всей компанией вскочили из-за стола, кинулись в прихожую, но застали там уже спящее тело.

Он живой? — поинтересовался Димас.

Издеваешься?! — уставилась на него Настя.

Его нужно уложить, — будучи опытным в таких вопросах, предложил я. — Пусть отлежится, а потом проводим. На такси.

Нет! Надо сейчас проводить!

Куда? — ухмыльнулся я. — Пацан никакой, разве не видишь?

Раз ты такой умный — сам и занимайся! — психанула Настя и свалила на кухню.

Все ребятки переглянулись и как бы невзначай пошли за ней.

Андрюх, и ты?

Прости, брат… Не хочу связываться с пьяным.

Вот так мы с Олегом стали друзьями. А по воле или против неё — вопрос второй.

Я поднял его за подмышки, дотащил до Настиной спальни и уложил на диван. Чёрт, что этот парень жрал? Он весил целую тонну!

Эмммл… эээрмх… — промямлил что-то неразборчивое Олег.

Спи давай! — Я включил ночник.

Э-э… Как звут?

Саша.

Приятн, я Олег…

Знаю, давай спи!

Сань… слышь, а?

Чё?

Подожди минутк… я должн сказать…

Ну вот, приехали! Не прошло и года, как мой новый друг решил меня доконать! Хотя… стоит признать, что это лучше, чем слушать восхваление Лепса.

Ладно, валяй. — Я сел на диван рядом с ним.

У меня брат… Мой, двоюрдн… Пашкой звали… Он у меня единственнй, такой один… Мы с ним с детств… с детства дружили… Понимаешь?

Понимаю.

Братья были… не разлй вода… Я должен свидетелм у него, свидетелем на свадьбу… сука… А он взял и сегодня умер…

Честно говоря, мне стало не по себе. Конечно, я не знал его брата, чтобы ощутить боль потери. Но один хрен не по себе.

Мы договорилсь… договорились, что заеду… А потом, потом за кольцом… — Его глаза наполнились влагой. — Понимаешь?

Понимаю.

Олег всхлипнул. Я отвёл глаза, чтобы он не смущался.

Я не смог… не смог заехат, потому что на работе… Понимаешь?

Да, мужик, понимаю.

Ни хера! Ни хера ты не понимаешь! — крикнул Олег. — Я за ним не заехл! И он сам! Сам за руль!

Авария?

Он зажмурился и несколько раз кивнул.

Я поэтому… поэтому так напилс… Если бы заехл, он бы… он был жив…

Всё, всё, успокойся. — Я положил руку на его плечо. — Ты не виноват.

Виноват! Понимаешь?! Ви-но-ват! Ещё как, сук, виноват!

Мне кажется, в жизни каждого есть подобная история. История, где могло бы быть по-другому. Но сложилось так, как уготовано судьбой. Ни больше, ни меньше.

Сань…

Чё?

Прсти… прости, что напрягаю… я буду старатс… стараться…

Хорошо, спи.

Пока…

Я накрыл его одеялом и вышел из спальни.

Не знаю почему, но с того вечера я его по-человечески люблю.

Олега Синикова.