Саша Расков

Рассказы

В кармане лишь сотка

Мы стояли около круглосуточного магазина, спокойно потягивая пиво. Летний вечер в девятнадцатом квартале — это, конечно, потрясно. Там тебе и сказочное умиротворение, и шум от танцующих листьев, и круглосуточный с пойлом. Особенно круто, когда на улицах нет бомжей, пьяных семейных разборок и любознательных подростков, которые вечно суетят на дурь. Не жизнь, а сказка! Моя маленькая, тольяттинская.

Так чё, назад в армейку не тянет? — усмехнулся Антон.

Шутишь? Мне и года хватило.

Да ладно тебе, хорош… Вон какой лютый стал! Не руки, а банки!

Ты бы в упор по сто раз падал — такой же был.

Мне это не надо, Санёк, — глотнул пивка он. — У меня и без этого дерьма навалом.

Тоже мне, дерьма. Послужил бы Антон в моей роте — узнал бы, что это.

Мимо нас пролетела чёрная тонированная «Приора», внутри которой бомбила мощная аудиосистема:

«В кармане лишь сотка, у-у,
В кармане лишь сотка, да,
В кармане лишь сотка,
Я делаю всё, чтобы щас сделать лям».

Слушай, — начал издалека я, — а как у тебя в конторе? Всё нормально?

На работе? — поднял бровь он. — В логистике, что ли?

Так точно. Сейчас вроде как кризис…

Да так… Не особо.

В смысле?

В прямом. Заказов мало, выручка падает. Недавно моего напарника сократили. Может, и меня попрут.

Хреново… — откровенно расстроился я.

А чё? — повернулся Антон. — Ты ко мне хотел?

Я же всё-таки на экономиста закончил. Теперь ищу, куда податься.

Хер его знает. Я поговорю с шефом… Но вряд ли. Всё летит к чёрту. Не думаю, что он захочет кого-то взять. Тем более молодого.

Да уж… — вздохнул я. — Но попробовать стоит. Я уже три дня как вернулся. Боюсь попасть в рассос. Это дело такое.

Антон промолчал. Он сделал затяжной глоток и над чем-то задумался. Я решил его не беспокоить. У меня тоже были определённые мысли. Они грызли меня с того момента, как я переступил родительский порог.

Ты же писатель…

Был когда-то, — равнодушно согласился я.

У тебя нормально получалось, разве нет?

Не знаю.

Чего не знаешь?

Это несерьёзно. Да и к тому же, о чём писать?

Как о чём? О нас!

Мужик… — снисходительно улыбнулся я. — Наши истории никому не интересны. Таких как мы — миллионы. Понимаешь?

Братан, да в том-то и фишка! — не на шутку возбудился Антон. — Нас миллионы, но о нас никто не пишет!

Короче… я подумаю.

Подумай, Саня. Подумай. Это сейчас ты заряженный после армейки, но через месяц всё вернётся. Пустота, друг мой. Сам будешь ныть, что в жизни нет смысла. Сам.

Всё, закрыли, — перевёл тему я. — Как у тебя с Олей? Когда свадьба?

Да чё, бля… Как у всех. Последний год ругались. Всё из-за неё. Как с работы ни приду — смотрит свои «Престолы». Это пиздец какой-то! В квартире не убрано, жрать не приготовлено, вещи в машинке… Как с ней жить? Бесит, сука! Просто бесит!

Пока Антон делился подробностями личной жизни, я залип. Действительно, до армии я частенько что-то писал. И даже где-то публиковался. Но это, казалось, было так давно, что уже и не вспомнить того чувства, когда что-то создаёшь. Когда берёшь реальную историю, вычленяешь самое важное и за каких-то пару часов делаешь из неё легенду. А что, если он прав? А что, если мне и вправду стоило заняться литературой?

Санёк, ты слушаешь или как? — одёргивая меня, спросил Антон. — Ты тут?

Да, мужик, продолжай, — вспомнив о собеседнике, ответил я.

Короче, бесит она. Не знаю, что делать.

Погоди! Я, наверное, не понял.

Чего не понял?

Например, почему бесит.

Я только что об этом сказал.

Может, повторишь?

***

Я зашёл домой на рассвете. После событий той ночи всё, что мне хотелось, — это завалиться спать. И я уже благополучно лёг. Уже завёл будильник на десять, перевернулся на левый бок, как вдруг осознал, что хочу кое-что написать.

Скинув простыню, я сел за ноутбук, в пару кликов создал вордовский файл.

И написал:

«Мы стояли около круглосуточного магазина, спокойно потягивая пиво. Антон делился подробностями личной жизни, а я делал вид, что внимательно слушаю…»

В кармане лишь сотка, у-у,
В кармане лишь сотка, да,
В кармане лишь сотка,
Я делаю всё, чтобы щас сделать лям.

Раунд!